vitebskbiker.info » Путеводитель » Озёра » Край озёрный

Край озерный

В Беларуси более 10 тысяч озер. На севере их так много, что эту часть республики называют Белорусским Поозерьем. Озера различаются своей величиной, глубинами, формой котловин, то длинных, как реки, то округлых, как чаши. Иногда рисунок берега подобен сложному кружеву и такие озера самые живописные. Лесистые склоны, прозрачная вода, запах водорослей, крики чаек, неожиданные всплески рыбы в тростниках создают неповторимое сочетание красоты, которое привлекает в озерный край туристов, рыбаков, любителей природы - людей разных профессий. Летом озеро - это кусочек неба, отраженного в синей воде, это яркое солнце над лесом и соседними распаханными полями, узкие тропинки вдоль воды, по которым неудержимо тянет пройтись босыми ногами, это прохладный бриз и многоцветные закаты. А зимой на озере особенно тихо. На белом снежном покрывале видны заячьи следы, ведущие из соседней деревни в ближайший осинник, редкие рыбачьи лунки, а вдали - холмы с темной хвоей елового леса.

Многие озера еще мало изучены. Они спрятаны в глубине лесов и болот. В густых прибрежных зарослях можно встретить нежную розетку белокрыльника, скромные на тонкой ножке цветы телореза, ароматную желтую кубышку, а чуть подальше от берега среди спокойной глади воды - всеобщую любимицу, белую кувшинку.

Озера - важнейшая и неотъемлемая часть природы нашей республики. В сочетании с разнообразным холмистым рельефом, в окружении лесов, лугов, распаханных полей они создают неповторимые по красоте ландшафты Белорусского Поозерья.

Чудесная шкатулка

Вспомните детство: жаркий июльский день, на прибрежном песке, накаленном солнцем, невозможно стоять, кажется, подошвы босых ног обуглились, а одежда вот-вот вспыхнет. Одно спасение - бегом в воду, в ее прохладную синь; здесь сразу чувствуешь себя спасенным от жгучих лучей солнца. Но это только летом, зимой же в самый сильный мороз спортсмены, которых называют "моржами", с удовольствием окунаются в воду, этот "каприз" воды объясняется ее исключительно высокой теплоемкостью, то есть способностью очень медленно поглощать тепло при нагревании и так же медленно возвращать его при остывании. Вот почему организмы, живущие в воде, никогда не испытывают таких резких колебаний температур, какие приходится переживать наземным животным.

Высокая теплоемкость воды сказывается на погодных условиях прибрежных районов. Даже в Сибири, где климат резко континентальный, на берегах озера Байкал люди живут в условиях более мягкого климата.

Для жизни озер не менее важна исключительно высокая в мире горных пород скрытая теплота испарения воды. Более чем в 5 раз требуется больше тепла для того, чтобы выпарить какой-то объем воды, чем вскипятить такой же объем. Даже в сильную жару вода испаряется медленно.

Следующий "каприз" еще более важен для жизни озер. Он заключается в стремлении воды расширить свой объем при замерзании. Многие знают, что бутылка с водой, выброшенная на мороз, через некоторое время от действия какой-то непреодолимой силы буквально разрывается на части; это и есть проявление закона расширения воды при замерзании. Но лед не только на 9% больше по объему, чем вода, он и легче воды. Поэтому зимой он всегда лежит сверху, укрывая озеро от промерзания, и под этой теплой "шубой" спокойно чувствуют себя его обитатели.

Пресная вода поражает нас еще одним важным свойством: наиболее тяжелой и плотной она становится при температуре 4 градуса. Если бы не эта особенность, вода в наших озерах не смогла бы перемешиваться, так как летом на дне скапливаются холодные, а следовательно, более тяжелые, чем на поверхности слои. В скопившейся за несколько лет плотной придонной воде постепенно исчезает кислород, появляется сероводород, и все организмы погибают. Примерно такая картина наблюдается в Черном море, где жизнь существует только до глубины 200 м, а далее, до дна (2000 м), соленая, а следовательно, тяжелая вода, пришедшая сюда из Средиземного моря, насыщена сероводородом и лишена даже признаков жизни.

По закону максимальной плотности вода при достижении температуры 4 градуса опускается с поверхности ко дну, внося одновременно в глубокие слои кислород, добытый из атмосферы.

Под влиянием этого закона два раза в год (осенью и весной) вся вода, даже в самых глубоких озерах, обновляется в результате конвекционного перемешивания.

В нашей чудесной шкатулке не только скапливается вода, она служит местом образования и накопления совершенно особых горных пород - озерных отложений, иногда весьма ценных для человека. В соленых озерах оседают на дне поваренная и другие соли; в холодных северных озерах дно выстилают тонкие озерные пески и глины; железные руды Онежского озера Петр I еще в XVIII веке добывал для своих первых металлургических заводов; на дне озера Нарочь накопился мощный слой озерного мела, а во многих озерах умеренной полосы образуется особое вещество, ценное как удобрение и лечебная грязь, называемое сопропелем.

Как они образовались

Если посчитать все озера Беларуси, включив и самые маленькие, то количество их превысит 10000. Наиболее крупные из них с площадью более 0.5 км размещаются на севере - в Белорусском Поозерье и отчасти на юге - в Полесье. Обилие озер и их скопление не случайны, а тесно связаны с геологической историей и климатом республики.

За последние полмиллиона лет территория Беларуси неоднократно покрывалась ледниками. Более 20 тысяч лет назад ледниковый покров в последний раз проник со стороны Скандинавии и Кольского полуострова, заняв территорию Поозерья. Ледяной панцирь мощностью в несколько сот метров медленно угасал здесь под влиянием теплого климата. В теле ледника и на его поверхности скопилось огромное количество каменного, песчанного и глинистого материала, который нередко покрывал лед сплошным слоем.

Представьте себе человека, заброшенного в этот мир льда. Вот он медленно, очень медленно продвигается, осторожно ступая на скользкие валуны и обходя огромный кусок горной породы, лежащий, подобно столу, на ледяном основании. А дальше камни образуют настоящий хаос, поражающий своим безмолвием. Но летом, когда солнце нагревает валуны и лед вблизи их подтаивает, образуется вода. Человеку приходится на каждом шагу перепрыгивать через быстрые ручьи, а иногда останавливаться на берегу спокойного холодного озера. На ледяном дне его, блестя на солнце, перекатываются камешки и песчинки.

Тщетно человек будет идти рядом с ручьем, рассчитывая что он выведет его в зеленую долину. Очень скоро, захватив крупные валуны, ручей с глухим шумом исчезнет в одной из глубоких черных трещин, рассекающих тело ледника в разных направлениях. У южного края ледник буквально изъеден трещинами и ледяными пещерами, с потолка которых, подобно сталактитам, свисают бесчисленные сосульки. Зимой в пещерах все смерзается, а летом по трещинам сюда проникают талые воды, они несут песок и глину, накапливают их здесь тонкими слоями. Придет время, лед исчезнет, талые воды схлынут на юг, а каменный материал осядет на землю, образуя холмы и гряды, напоминающие людям о событиях минувших эпох.

Ледниковые отложения, вытаявшие из льда, покрыли всю территорию Беларуси, а в возвышенных районах их мощность достигает 200 метров и более. Издавна, распахивая землю, белорусские крестьяне пытались освободить ее от бесчисленных камней, собирали их и складывали по краям полей и вдоль дорог. И теперь эти каменные пирамиды служат памятником трудолюбию и терпению человека в его борьбе с силами природы.

Около 16 тысяч лет назад последний ледник, покрывавший территорию Белорусского Поозерья, под влиянием потепления климата начал усиленно таять и отступать к северу. Лед заменили полноводные потоки талой воды, которые, стекая на юг, несли с собой песок и глину. Там, где движение потоков задерживалось, возникли холодные приледниковые озера, по размерам не уступающие морям. На территории Полоцкой низины располагалось такое озеро, глубина которого достигала 80 м. И сейчас в многочисленных карьерах кирпичных заводов, на склонах рек и озер обнажаются пласты древних озерных глин. Они образуют тонкие, чистого коричневого цвета слои, которые очень напоминают плитку шоколада. Не все потоки талых ледниковых вод задерживались в Поозерье, часть их по долинам Днепра, Сожа, Березины стекала на юг и заполняла низину Полесья, образуя и здесь пресное море.

Однако потепление климата шло быстро, исчезали остатки ледника, а многие озера, лежащие на пути крупных рек, начинали мелеть и постепенно превращались в заболоченные низины, поросшие непроходимыми лесами, здесь и теперь еще сохранились небольшие остаточные водоемы.

Молодые озера Белорусского Поозерья на возвышенностях очень разнообразны: ни одно из них не повторяется и каждое по-своему прекрасно. Часто по пути к озеру надо идти долго-долго сосновым сухим бором по еле заметной тропинке. Легкие зеленые подушки мхов чередуются со светло-серыми воздушными пятнами лишайников. В тишине слышно только, как шумят вершины сосен, тронутые дыханием ветра, да потрескивают сухие веточки под ногами. Тропинка спускается все ниже, внезапно деревья разбегаются в разные стороны, и перед глазами вспыхивает яркое серебро воды в густой прибрежной зелени; с низкого берега хорошо заметен высокий противоположный склон.

Иной раз дорога к озеру петляет, поднимаясь все выше и выше среди открытых распаханных полей. Вокруг, сколько видит глаз, холмы: то крутые, то вытянутые, иногда собранные в зубчатые на горизонте гряды. Трудно себе представить, что где-то здесь, на такой высоте может спрятаться озеро. А оно лежит совсем рядом, притаившись в глубокой впадине между холмами, подобно гигантской чаше, заполненной волшебным прозрачным голубым напитком.

В первом случае озеро возникло перед моренной грядой, послужившей плотиной для талых ледниковых вод. Оно так и называется подпрудным. Во втором - котловина озера образовалась на том месте, где талые воды ледника падали, как водопад, в глубокую трещину во льду и своей силой выбивали чашеобразное углубление, позже заполненное водой.

Длинные, узкие, подобные горным ущельям, ложбинные озера являются результатом разрушительной деятельности ледника и сильных подледниковых потоков. В этом отношении они похожи на озера Карелии и Финляндии, выпаханные ледником. Множество небольших озер имеют просадочное происхождение (термокарстовые). Они появились там, где лед долгое время сохранялся под моренными или песчаными наносами. При потеплении лед климата таял, а лежащие на нем породы оседали, образуя понижения, заполненные водой. Таким образом, ледниковые котловины могли возникнуть разными способами и это отразилось на их форме. Различен и возраст самих озер, хотя все они довольно молодые и оформились за последние 10-12 тысяч лет.

Иное дело - центральная часть республики: ледники ушли отсюда очень давно, здесь много рек, текущих в глубоких долинах. Они успели спустить лежащие на их пути ледниковые озера, от которых остались лишь впадины, заполненные песком и торфом. Эти древние котловины используют сейчас при строительстве искусственных водохранилищ. Именно таким образом поступили при создании Минского моря. Здесь в эпоху предпоследнего оледенения тоже существовало обширное озеро. Оно быстро увеличивалось за счет притока талых вод и дало начало реке Свислочь, которая спустила его довольно быстро. В заболоченной котловине накопился торф. Высокие травы и густой кустарник делали болото почти непроходимым, только на высоких холмах, которые когда-то были островами на озере, рос сухой сосновый лес. Когда для отдыха жителей растущего индустриального Минска понадобился хороший водоем, на реке Свислочь у м. Ждановичи воздвигли плотину; весенние воды снова постепенно заполнили древнюю котловину и образовалось озеро площадью 34 квадратных километра. Несколько подобных водохранилищ появилось сейчас на пути Вилейско-Минской водной системы. Площадь их достигает 90 квадратных километров.

О. Ф. Якушко, Край озерный

Карта сайтаEmailГлавная