В театре на замковой горе

«Индиана и Шарлемань» Байарда на французском, а в заключение — балет «Аполлон и девять муз». Публика, по словам газеты «Kurier Warszawski, «была очень довольна представленным зрелищем». На протяжении восьми последующих недель было дано 21 представление. Предприятие имело несомненный финансовый успех. Завершив выступления, труппа покинула город, провожаемая вздохами очарованной публики.

В марте 1846 года недавно открытый театр решено было уже отремонтировать и перестроить. В переделке нуждались в первую очередь главный фасад здания, а также отдельно стоящее строение буфета, помещение которого столь необходимо каждому храму Мельпомены.
К началу зимы того же года по инициативе режиссера театра Чеховича (с целью внесения разнообразия в губернскую жизнь) была собрана подписка на абонементные оперные представления в исполнении труппы под руководством Вильгельма фон Шмидкоффа.

В абонемент зимы 1846-1847 годов входило более десятка спектаклей, и витебляне от души могли наслаждаться шедеврами романтической оперы — «Fra Diavolo» Обера, «Севильским цирюльником» Россини, «Любовным напитком» Доницетти, «Вольным стрелком» Вебера, о котором в афише было помещено интригующее предупреждение: «Большая волшебная опера с принадлежащими к ней хорами, машинами, полетами и великолепным спектаклем». Кроме того, вниманию зрителей предлагались также оперы сегодня гораздо менее известные. Еще исполняли «Цампу, или Мраморную невесту» Герольда, «Почтальона из Лонжюмо» Адама и «Норму» Беллини на немецком языке. Последнее обстоятельство попахивало резонами политическими. В то время в крае не поощрялись публичные выступления на польском языке, поэтому князь Голицын в секретном донесении вынужден был оправдываться перед высшим начальством в том, что не мог запретить труппе Шмидкоффа «играть на польском языке по незнанию актерами русского языка, и успел только заставить их играть на немецком».

Тем временем режиссер Чехович всеми силами старался сформировать в Витебске собственную труппу драматических актеров. Наконец, в апреле 1847 года она дебютировала комедией «Господин на скорую руку, или Игрок и землекоп» и трагедией «Отелло венецианский мавр» Шекспира.

Летом витебская труппа выехала работать в провинцию. Поездку старались приурочить к открытию ежегодных ярмарок. В уездном городе Люцине «жрецам Мельпомены» пришлось выступать в «специально устроенном» для этой цели доме Залмана Кисина, в Режице — опять-таки, как и ранее, в сенном сарае. Гастроли имели успех коммерческий, но актеры не могли дождаться возвращения на родную сцену.

С начала 1848 года в Витебске снова появился с гастролями Морис Пион. Ближе к весне князь Голицын решил создать под руководством господина Пиона новый театральный коллектив. С этой целью он написал в столицу прошение, коим надеялся выписать из Петербурга «двух актеров для роли любовников и двух актрис для балета». Ответ пришел малоутешительный. Дирекция императорских театров сообщала, что «артисты сколько-нибудь талантливые весьма неохотно отправляются на провинциальные театры. Дирекция же принуждать их к тому не имеет права».

Актеров из столицы империи в Витебске так и не дождались. Морис Пион со своей антрепризой выступать в городе больше уже не мог. Труппу преследовали несчастья — все солистки покинули антрепризу, а сын господина Пиона Адольф стал, на горе отца, так быстро расти, что уже не мог исполнять женские партии.
Первому в истории Витебска храму Мельпомены была уготована печальная участь. Сценические представления в нем прекратились около 1856 года. Перестройка из непригодного для жилья здания с годами сильно дала о себе знать.

Людмила Хмельницкая, историк.
Вечерний Витебск, 30 сентября 2010г.

Карта сайтаEmailГлавная