Скрипучие педали

Если бы не чемпионат мира в Швейцарии, новость о приостановлении расследования уголовного дела по факту гибели чемпионки мира по велоспорту Зинаиды Стагурской, возможно, и не заставила взяться за перо. А так...

Эту весть со ссылкой на следственное управление предварительного расследования УВД Витебского облисполкома разнес по миру велоспорта на прошлой неделе БелаПАН. ДТП, в котором погибла заслуженный мастер спорта, произошло 25 июня в 13.45 на 93–м километре автодороги граница РФ — Витебск — Гомель. Там Стагурская тренировалась. Автомобиль «Хонда» под управлением 42–летней жительницы Санкт–Петербурга, двигаясь в сторону Орши, начал смещаться на полосу встречного движения, не изменяя скорости. По встречной полосе на автомобиле ВАЗ–2104 ехал тренер велогонщицы, а за ним на расстоянии 10 метров — спортсменка. Автомобили разминулись, а велосипедистка попала под колеса «Хонды», которая затем съехала в кювет. От полученных травм спортсменка скончалась на месте. Россиянка была госпитализирована с тяжелой черепно–мозговой травмой, внутричерепной гематомой, переломом нижней челюсти, тупой травмой живота. По данному факту было возбуждено дело по ч. 2 ст. 317 УК (нарушение правил дорожного движения лицом, управляющим транспортным средством, повлекшее по неосторожности смерть человека). В середине августа в следственном управлении предварительного расследования УВД Витебского облисполкома БелаПАН сообщили, что следственные действия по уголовному делу о гибели Зинаиды Стагурской выполнены. Однако принятие решения тормозит отсутствие характеризующих материалов на водителя машины, сбившей велогонщицу.

Если вам хоть что–нибудь из этого стало понятно, то вы просто акула юриспруденции. Мне же как акуле пера приведенных фактов для выводов недостаточно. Я решил связаться с Владимиром Печориным — тем самым тренером, который управлял автомобилем ВАЗ–2104 и который до сих пор, по большому счету, не может поверить в случившееся на трассе Витебск — Гомель.

— Я в курсе того, как идет расследование, — говорит тренер Стагурской. — Да, дело сейчас приостановлено и, как мне представляется, пока не может быть передано в суд из–за состояния здоровья обвиняемой.

— Водитель «Хонды» сейчас в Санкт–Петербурге?

— Да, сейчас она восстанавливается. А до этого примерно полтора месяца провела в витебской больнице, здесь ей сделали три операции.

— Знаете, наблюдая за ситуацией со стороны, трудно удержаться от подозрений в адрес таинственных сил, которые могут вмешаться в ход следствия. «Раз дело приостановили — значит, кто–то заинтересован», — так порой говорят. Или вот еще цитаты: «Россия — большая», «На «Хондах» совсем уж простые люди не ездят»...

— Бросьте. Суд состоится обязательно. Всем придется отвечать перед законом.

— В прессе писалось, что замешанная в трагедии «Хонда» была джипом.

— Да, это был джип. Он, кстати, до сих пор стоит у нас в Витебской ГАИ. Остатки велосипеда там тоже долгое время были, я забрал их всего пару недель назад. Там, конечно, почти ничего целого не осталось...

— Для чего вам велосипед?

— Нужно было соблюсти формальности. Страховая компания должна была возместить стоимость велосипеда. Его цена — 7.800 евро, не меньше иной «Хонды». Вот представитель компании и осматривал его — они долго не могли поверить, что велосипед может стоить так дорого. Нам даже пришлось подтверждать факт покупки за такую сумму. Высылали запросы в Италию, где Зинаида провела немало лет и где, собственно, и приобретался велосипед. Слава Богу, нам помогли.

— Извините, тогда в июне Зинаида готовилась к чемпионату страны?

— Готовилась... И была готова. И я уверен, она бы выступила и на первенстве мира в Швейцарии.

— Извините, опять перебью вас. Весть о смерти Зинаиды Стагурской обожгла нас всех накануне старта чемпионата страны в Логойске. Там две гонки выиграла еще одна представительница Витебской области Татьяна Шаракова. А теперь мы знаем, что в Швейцарию на чемпионат мира ее не взяли якобы из–за финансовых проблем.

— Будь у нее возможность, на чемпионат мира Зинаида поехала бы хоть за свои деньги. Так, собственно, было неоднократно. А Татьяна? Я думаю, что в ее случае главная причина не в финансах. Если бы на нее надеялись, делали ставку, то, конечно, смогли бы оплатить поездку. В прежние годы ей предоставляли много шансов, но она ими не воспользовалась.

— Так что ж это такое получается! Стагурской больше нет, Шаракова не вызывает доверия у тренеров, а больше что — никого нет? Молодых, например.

— По большому счету, в женском велоспорте в республике большие проблемы. Спортсменки, конечно, есть. Но... Вы, знаете, на этот счет я так скажу: на любых соревнованиях всегда определится сильнейший среди слабых, а вот сколь он будет конкурентоспособен среди мировой элиты, — это главный вопрос. У нас очень низкие результаты.

Если мы хотим побеждать на крупнейших стартах, таких как чемпионаты или Кубки мира, нам обязательно нужно обеспечивать своим спортсменам соревновательную практику. И не на чемпионатах страны, а там, где ведется серьезная борьба, где постоянно есть напряжение, где есть спрос, наконец.

— Сколько в Витебской области взрослых спортсменов, не школьников?

— Человек 30 наберется, не больше.

— Где эти люди занимаются, где выступают?

— Можно сказать — нигде. Но можно сказать и по–другому — занимаются, как и все остальные велогонщики в стране. Готовятся дома, у своих тренеров, не имея ни техники, ни зарплат. Будучи студентами, в силу своей заинтересованности еще занимаются, а потом ввиду отсутствия перспектив завязывают, уходят. У нас в области даже нет велосипедного отделения в ШВСМ, этот вопрос мы пробивали с десяток лет, но так ничего и не пробили. В этих условиях трудно не то что растить, даже искать таланты.

— Кстати, где их следует искать?

— Среди детей. Сегодня это примерно 1998 год рождения. А для них денег нет. Я вот сейчас работаю в СДЮСШОР «Виктория» при Витебском областном физкультурно–спортивном клубе профсоюзов и едва ли не ежедневно наблюдаю одну и ту же картину. Очень трудно работать, когда детям нужно все купить самим, когда им ничего не дают, кроме разломанного старого велосипеда, на котором ездить нельзя по определению, потому что он опасен для жизни. После трагедии с Зинаидой эта проблема буквально рвет душу. Так вот, поймите меня правильно, на этих разбитых велосипедах, которым по 12 — 15 лет, дети выезжают на тренировки, на трассу. У нас и тренеры сопровождают спортсменов на велосипедах. Тренер, которому под 60 лет, едет с группой детей на велосипеде, представляете? Это невозможно, невероятно. Как этот тренер может кого–то подготовить? Но это еще полбеды. Самое страшное, что из–за отсутствия машины сопровождения вся группа оказывается незащищенной на трассе, а там фуры, эти многотонные снаряды порой обгоняют велосипедистов на расстоянии полутора метров. Что стоит кому–то вильнуть, и вся куча будет под этой машиной. Страх.

М–да...

В Швейцарии между тем разыграли первые комплекты медалей. Из белорусов ближе всех к пьедесталу оказался брестский спортсмен Андрей Красильников. Гостренер Анатолий Миклашевич, оценивая его выступление, был близок к восторженным тонам. «Красильников занял 14–е место в индивидуальной гонке «андеров». Подобного результата у нас давно не было». Миклашевич отрицает упреки в том, что за небольшой группой профессиональных велогонщиков у нас больше никого нет. «Вот — Красильников, вот — Попок, есть еще ребята». А женщины?

Женщин нет.

С Татьяной Шараковой я связался в четверг ближе к обеду. Прошел день после того, как на трассе в Мендризио 41 гонщица оспаривала первенство на дистанции индивидуальной гонки на 26,8 км. Спортсменка из Орши, которая имела все основания стать 42–й из них, проводила очередную тренировку на злосчастной трассе Витебск — Гомель.

— Татьяна, почему вы здесь, а не там?

— На самом деле меня включали в состав, но я отказалась.

— ?

— Зачем ехать на чемпионат мира, если к нему не готовишься? Весь год у нас не было ни сборов, ни международных стартов. Все, включая нашего главного тренера, ссылаются на мировой финансовый кризис.

— Вы еще не потеряли веры в необходимость тренировок?

— Трудно. У нас уже многие бросили занятия.

— Сколько взрослых велосипедистов занимается вместе с вами в Орше.

— У нас — много.

— Сколько?

— Кажется, семь человек.

— Это — много?

— Это — нормально, потому что вокруг все бросают велоспорт, не задерживаются.

— А что клуб «Балтранс», который был создан федерацией как раз для таких, как вы?

— А ничего. На чемпионате страны одели на нас клубные майки и пожелали счастливого пути.

Еще интереснее. Страх Печорина сменяет полная безнадега Шараковой. А ведь как хорошо все выглядело в апреле прошлого года. «В Беларуси появились велосипедные клубы, — информировало тогда БЕЛТА. — Их официальное представление состоялось в Минске после завершения ежегодной отчетной конференции Белорусской федерации велосипедного спорта (БФВС). Клубы созданы по региональному принципу. Они будут представлять шесть областей Беларуси и столицу. Предполагается, что появление клубов даст импульс популяризации велоспорта среди молодежи и студентов. Примечательно, что структура велодружин четко продумана и имеет практически все атрибуты профессиональных клубов — генерального и нескольких официальных партнеров, специально разработанную оригинальную форму для гонщиков и даже свой официальный велосипед».

Сомнения тогда вызывали разве что упоминания о хорошо знакомом «Аисте», который должен был стать официальным велосипедом клубов — «ГСЗ-Гомельская область» и «Инпарк-Минск». Следующий звоночек прозвенел уже в этом году на чемпионате страны в Логойске. Четверо ведущих гонщиков–профессионалов Александр Кучинский, Евгений Гутарович, Константин Сивцов и Бронислав Самойлов по контрактам со своими европейскими клубами должны на любых соревнованиях выступать в соответствующей форме. Им же активно навязывали майки белорусских «Балтранс» или «Инпарка». Конфликт едва не привел к срыву гонки: соревнования начались, только когда позицию «бунтовщиков» поддержали все вышедшие на старт гонщики.

Сегодня выясняется, что тема существования велосипедных клубов в Беларуси — весьма щекотлива. Гонщики — открыто в диктофон, а ответственные лица из числа управленцев — шепотом и с пометкой «я этого вам не сообщал» говорят о том, что эти самые областные клубы есть только на бумаге. Телефонов у них нет, офисов — нет, велосипедов — тоже нет. Что есть? Стоит только зайти в Google и что называется «прогуглить» вопрос, как найдешь ответ. Вот, например, клуб Гродненской области называется у нас «Белевротара–Гродненская область». Запускаешь в поисковик эту самую тару и обнаруживаешь: «Совместное закрытое акционерное общество «Белевротара» занимается изготовлением уникальных бутылок для спиртных напитков на заказ конкретного потребителя. Освоено 23 наименования бутылок под ликеро–водочные напитки. Все бутылки из высококачественного обесцвеченного стекла. Гродненская область, г. Лида». Есть адрес, телефон и даже факс.

Перед вами список названий наших клубов:
1. БАЛТРАНС — Витебская область
2. БЕЛЕВРОТАРА — Гродненская область
3. БСТ — Брестская область
4. ГСЗ — Гомельская область
5. ЕЛИЗОВО — Могилевская область
6. ИНПАРК — Минск
7. МВЗ — Минская область

А дальше все просто. СЗАО «Стеклозавод «Елизово» (Елизово Осиповичского района), СЗАО «Белевротара» (Лида), СЗАО «Гомельский стеклотарный завод» (Гомель), СП ЗАО «Белстеклотрейд» (Минск), ООО «Балтранс» (Минск), ЗАО «СтеклоБел» (Смолевичи) его величество интернет связывает в одну цепочку, называя их стекольными активами международного холдинга АТЕС. В качестве машиностроительных активов у него фигурируют ОАО «Мотовело» (Минск), СЗАО «Велосипедная компания МВЗ» (Минск), СЗАО «Мотоциклетная компания «Минск–Мото» (Минск), СЗАО «Торговая сеть «Мотовело» (Минск).

Внимательный читатель найдет в этом перечне все названия наших велосипедных клубов. Нам же остается только добавить, что возглавляет АТЕС Александр Муравьев. Он же является председателем федерации велоспорта.

Вы как хотите, но у меня круг замкнулся. Осталась только пыль в глазах и жуткий скрип тормозов в памяти.

Вместо послесловия

Летом в Минске прошел чемпионат Европы по трековым гонкам. Белорусы у себя дома финишировали вдалеке от пьедестала. А вот швейцарский гонщик Фабиан Канчеллара в четверг выиграл индивидуальную гонку на чемпионате мира, проходящем в швейцарском местечке Мендризио. Олимпийский чемпион–2008 опередил серебряного призера почти на полторы минуты, по сути, превратив свое выступление в нескончаемый круг почета. На протяжении всей дистанции болельщики щедро приветствовали своего кумира. Дождемся ли мы когда–нибудь такого же праздника на своих улицах?

Сергей ГОРДИЕНКО
Беларусь сегодня

Карта сайтаEmailГлавная