vitebskbiker.info » Новости » Белорусские новости » Василий Кириенко: не шокировал, но интригу создал

Василий Кириенко: не шокировал, но интригу создал

В середине ноября прошлого года один из лучших белорусских велогонщиков Василий Кириенко сообщил, что решил не подписывать контракт с российской «Катюшей», а перейти в новую команду — итальянский «Кнауф». Там обладателя радужной майки в трековой групповой гонке по очкам и победителя этапа «Джиро» видели одним из лидеров, что открывало перед ним широкие перспективы. Однако буквально через месяц Василий прибыл на первый на родном велодроме «Минск-Арена» чемпионат страны в форме куда более известной испанской группы «Каис д’Эпань». Встретившись с земляком на недавнем планетарном форуме в Прушкове, мы не могли не поинтересоваться, почему он изменил свои планы, а также тем, как приняли его в этом протуровском клубе.

— Изначально предложение команды «Кнауф» действительно выглядело заманчивым. Однако выполнять свои обещания руководство не спешило, вот и предпочел перейти в «Каис д’Эпань». Слетал на один день в Испанию, обсудил все интересующие моменты и вернулся с двухгодичным контрактом, чему очень рад. Что же касается моих опасений относительно «Кнауф», то они оправдались. Где теперь эта команда? Она существует, но как…

— Как удалось так быстро разобраться в ситуации?

— Там назревали финансовые проблемы, но о них обычно не распространяются.

— В «Каис д’Эпань», насколько знаем, вас хотели видеть еще осенью?

— Да, поэтому я в ней и оказался. Причем заключил контракт на выгодных условиях. Мне очень понравились работающие в клубе люди. Всякое, конечно, может случиться, но пока я доволен работой и чисто человеческим отношением менеджера и спортивных директоров. Они создают все условия, чтобы я находился в спокойствии и планомерно готовился. Благодаря этому довольно быстро набираю форму. Уже сейчас — после полутора месяцев тренировок на шоссе — прилично поднял свой уровень. На пик еще не вышел, но это пока и не нужно.

— Кто-то из тренеров команды с вами работает или вы предоставлены сами себе?

— В большинстве профессиональных команд велогонщики тренируются самостоятельно. Тебя никто не контролирует, главное, чтобы приезжал на гонки в состоянии работать. С тебя спрашивают только результат.

— Где вы теперь живете?

— В Памплоне. Вернее, в ее пригороде Артика, в новом районе, который еще активно строится.

— Жилье для вас клуб снимает?

— Оплачиваю его сам. Но, что очень приятно, к моему приезду в Испанию его уже нашли и предложили. Оно соответствует уровню профессионала, что в этом мире также важно. Естественно, дом расположен в районе с удобным выездом на шоссе. К сожалению, в Беларуси у меня такой квартиры нет. Для одного она даже большая — с тремя спальнями, гостиной, хорошей столовой, двумя туалетами. Причем побеспокоился о ней лично менеджер клуба Эусебио Унсуе. В его обязанности не входит контактировать с гонщиками. С нами общаются спортивные директоры. Есть команды, где менеджера видят на люксовой машине раз в год, а Эусебио Унсуе близок к велосипедистам. Он помогает решать наши проблемы. И это вдвойне приятно. Он еще со времен Индурайна работал спортивным директором. Перед гонкой в Прушкове подошел, пожелал успеха, что вселяло уверенность. Но, к сожалению, чуть-чуть не получилось.

— Кто-то из одноклубников живет поблизости?

— Буквально за углом — два колумбийца. С одним из них — Ригоберто Ураном — уже познакомились. По-моему, очень хороший парень. Молодой, но в прошлом году на «Туре Ломбардии» третьим был, побеждал на этапах «Тура Швейцарии». Для его возраста это приличные достижения. Раньше он тоже гонялся в Италии, поэтому у нас нет языкового барьера в общении. О Морлоне Перезе Аранго меньше наслышан. Он еще не прилетел в Испанию. Но на тренировки мы выезжаем с ребятами и из других команд. Недалеко от меня живут россияне Денис Меньшов, Владимир Карпец, Дмитрий Козончук, несколько человек из команды «Эускатель Эускади». Словом, хорошая компания собирается.

— С Вальверде ваши пути пересекались?

— Пока встречался с Алехандро лишь на французской гонке буквально через неделю после приезда в команду, будучи еще совсем «пустым». Пообщались немного, потому что он не знает итальянского, а я — испанского. Впечатление произвел приятное: спокойный и простой парень.

— Нынешний сезон вы начали с…

— Французского «Тура Верхневар», который ехал с 600 километрами в ногах. Естественно, пульс зашкаливал. И меня «выключало». Это была двухэтапная довольно сложная гонка. Она проходила по очень пересеченной местности. Подъемы сменялись холмиками, равнины практически не было. После стартового этапа, который выиграл наш Луис Леон Санчес, мне тоже прислали на телефон поздравление: «Спасибо за большую работу». На второй день мы везли лидера, правда, не получилось удержать первенство. Луис, кстати, тоже простой и приятный в общении парень. Да у нас все такие. Хотя бывают первые номера, витающие в облаках, к которым не знаешь как подойти. А наши шутят, ничем не выделяются.

— Следующим стартом для вас стала протуровская многодневка «Тиррено — Адриатико»?

— Да. Мне дали время немного вкатиться, понимая, что пропущенный месяц за два дня не наверстаешь. Сказали спокойно готовиться. Вообще, что еще нравится в этом клубе, это присутствие в начале любой речи слова «спокойно». Эта гонка стояла у меня в плане, почему ее и поехал.

— Она получилась довольно холодной?

— Не сказал бы. В общем-то, погода была хорошая. Разве только в горах на высоте 1400 метров, где снег лежал, правда, талый, приходилось утепляться — класть газету за пазуху, жилетку наверх надевать. Иван Гутьерес у нас претендовал на первенство в общем зачете, а Хоаким Родригес — на локальную победу на каком-то из этапов. Но на первом из них захватить лидерство не удалось. Помешал завал в решающий момент на горе и случившиеся у Гутьереса проблемы с колесом. Мы, конечно, расстроились и по шапке получили. Позже на четвертый этап с финишем в Монтелупоне настроились посерьезнее. Задача стояла — где-то выйти поработать, чтобы обеспечить впереди место Хоакиму Родригесу. Там тоже не обошлось без завала, в результате многие отстали. Я неплохо себя чувствовал, но догнать лидеров не смог. Да и смысла не было упираться через «не могу». Гесинг, к примеру, переложился, но все равно «получил» минуту, и стоило ему это очень дорого.

— Назавтра вы собирались атаковать?

— Да. Только уехать в отрыв непросто. Особенно на таком сложном этапе протяженностью 235 км. Условия игры на нем диктовали очень сильные гонщики. Я тоже примерил с ними свои силы. И вроде все складывалось нормально. Пока в самом конце не заголодал, почему и бросил работать. На оставшихся двух километрах на три минуты отстал…

— Буквально через несколько дней вас ждала длиннющая однодневка «Милан — Сан-Ремо», нынче отметившая свой столетний юбилей. Как она далась?

— Нормально. После «Тиррено — Адриатико» мы посмотрели некоторые перевалы в Неаполе и длинную гору Блок Хаус, которые предстоит преодолевать на «Джиро д’Италия». На последней еще на лыжах катались. За два километра до вершины нам пришлось развернуться, потому что дорога заканчивалась — дальше лежал снег. Непосредственно перед однодневкой, как обычно, прокатились в Милане. И стартовал я уже вполне восстановленным. Первая сотня дистанции вообще незаметно пролетела. На второй убедился в собственных хороших кондициях. Думаю, нам реально было вмешаться в спор за победу, если бы директора не допустили ошибку. Они не очень хорошо знают местность. Исходили из километража. И немного промахнулись — мы рановато выстроились, чтобы раскатывать лидера на финиш.

— Выйдя вперед, вы здорово просеяли группу…

— Я замечательно чувствовал себя. Только по плану должен был выдать свой максимальный отрезок позже — перед самым подъемом и в начале его, после чего передать «эстафету» Перейро. А сделал это за два километра до горы. Нога, вроде, позволяла и дальше работать на пределе, а дыхание — не совсем. Мы поднялись с Перейро в 15 метрах от группы. Несмотря на то, что на спуске лидеры пошли, что называется, на все деньги, при желании, наверное, могли достать их. Но ничего стоящего все равно не показали бы. К сожалению, и у Санчеса финиш не сложился. Вместе с тем гонка стала пробой сил, которой остался доволен.

— Судя по отметинам на теле, вы также побывали в завале?

— Да, на одном из спусков с довольно крутым поворотом. Когда стал тормозить на скользком асфальте, заднее колесо ушло в сторону — и я оказался на полотне. Падение, конечно, неприятное, но догнал группу. На вопрос наших спортивных боссов из «технички» о самочувствии с таким видом поднял вверх палец, что они сразу все правильно поняли. Однако еще потом бачки нашим лидерам вперед отвез.

— Восстановиться к чемпионату мира успели?

— В этот раз после «Милан — Сан-Ремо» не был разбитым, как два года назад. Напротив, чувствовал себя хорошо. Просто отошел от трековой работы. А еще на первую тренировку мне по привычке поставили маленькую передачу, чтобы часто педалировать. Возможно, поэтому назавтра утром чувствовалась усталость, которая к обеду, правда, прошла. В день гонки вроде ничего не тревожило. Но понять, как ты на самом деле готов, порой бывает непросто. После сна иногда даже не хочется шевелиться, а гонка потом складывается отлично. В Прушкове я неплохо раскатился. Но, как уже говорил, поскольку давно не гонялся на треке, у меня притупилось его чувство. И посадка изменилась. А потому пытался что-то показать главным образом за счет здоровья. Безоговорочным фаворитом, кстати, меня здесь никто не называл, а только одним из них. Групповая гонка по очкам слишком непредсказуемая, в ней всегда много претендентов на победу. В этом сезоне она стала для меня первым серьезным стартом. Благодаря тому, что выиграл последний спринт, в итоге пятым устроился. Конечно, хотелось оказаться выше. Но получилось то, что получилось.

— Ваша авантюрная атака незадолго до финиша преследовала цель замкнуть круг?

— Естественно, рванул за 20, а не за пятью очками. Главное было — достать последнего человека в группе, а дальше хоть просто докатиться своим темпом. Жалко, француз немного помешал. Он мог бы и ровнее пройти. Кроме того, имел место и просчет в передаче, объясняемый тем, что не знал своих возможностей. Их негде было проверить. Думаю, на большей передаче все могло сложиться иначе, хотя однозначно утверждать этого не стану. Но атаковал я с трезвым расчетом. Понятно, что за десять кругов до финиша лидеры сосредоточились друг на друге, тем более что призеры еще окончательно не определились. Я для них интереса уже не представлял и решил не упускать такой удобный для рывка момент. А с другой стороны, замкни я круг, и выиграл бы гонку. Представляете, каким шоком это стало бы для соперников? Но… По крайней мере хоть интригу создал.

— Если в прошлом году в Манчестере вы не сделали ни одного лишнего движения в гонке, то в этот раз вместе с Крисом Ньютоном отпахали, наверное, больше всех…

— Лишней работы здесь действительно немало провел. Вместе с тем, не чувствовал достаточно сил, чтобы бороться за очки на промежуточных финишах — тяжеловато оказалось перестроиться после шоссе. Очень быстро понял, что в ускорении конкуренты намного острее меня. Особенно впечатлило, как мимо просвистел американец Колби Пирс. Поэтому уповать приходилось на длинный отъезд. Но не получилось. Хотя была возможность где-то вчетвером «нарисовать» круг.

— А критический момент в гонке довелось пережить?

— В ней никогда легко не бывает. По крайней мере мне в такой выступать не приходилось. Обычно со старта и до финиша едешь, сцепив зубы. И в этот раз я терпел до последнего — пока не убедился, что не замкну круг. А некоторые парни «отматывали» их назад. Вот они, видимо, пережили настоящую «критику».

— В целом как расцените свое выступление на планетарном форуме?

— Каждая гонка имеет свою историю. Я доволен, что оказался в состоянии ускориться в конце. Это свидетельствует о хорошем восстановлении, что очень важно в преддверии шоссейного сезона.

— Ваши ближайшие планы?

— Собираюсь стартовать в «Туре страны басков». Надеюсь на хорошую погоду. Маршрут этой очень серьезной и сложной гонки пролегает недалеко от моего дома. От Бильбао до Памплоны — всего 120 км.

— А какие Гранд-Туры поедете?

— Все будет зависеть от готовности в нужный момент. При подписании контракта обговаривалось участие в «Джиро д’Италия» и «Тур де Франс». Причем упор делался на вторую супермногодневку. В первой, если поеду ее, от меня не требуется даже выход на стопроцентную форму. Главный старт предстоит на «Большой петле». Она важна для любой команды, а для нашей — вдвойне, поскольку у клуба французский спонсор — «Каис д’Эпань». Работать должны, по предварительным раскладкам, на лидера — Алехандро Вальверде.

— Кроме того, вас наверняка ориентируют на отдельный этап?

— Это будет решаться по ходу «Тура» — представится ли такая возможность. Ведь если команда настроена на борьбу за желтую майку, там важно качественно отработать на лидера и максимально восстановиться. Личные интересы при этом отходят на второй план. Будем смотреть по ситуации.

Елена ДАНИЛЬЧЕНКО
Спортивная панорама

Карта сайтаEmailГлавная